Олег Чулаков

Создатель и арт-директор диджитал-студии собственного имени входит в десятку самых влиятельных людей диджитал-сферы по версии Tagline, где он единственный представитель отрасли не из Москвы. Месяц назад открыл офис на «Красном октябре».
Наверное, если бы я окончил Гарвард, а не НПИ, было бы получше

«Студия Олега Чулакова» до последнего времени была примером того, что можно жить и работать в регионе и при этом занимать лидирующие позиции на федеральном уровне. Почему вы решили открыть офис в Москве и какова вероятность того, что рано или поздно вы переведете туда весь бизнес?
Изначально мы планировали перевести в Москву только процессы продаж и аккаунтинга. Большинство тендеров проходят здесь, и намного эффективней общаться с клиентами лично, чем по скайпу. Но как только мы открылись на «Красном октябре», нам начали писать московские дизайнеры, которые мечтают у нас работать. И теперь я думаю расширить офис и добавить отдел дизайна, потому что в Москве много специалистов нужного нам уровня. Но полностью переводить весь бизнес в столицу бессмысленно. В Ростове у нас большая компания и не все будут готовы переехать, к тому же иметь основной офис в регионе значительно рентабельней.
У вас когда-нибудь был комплекс провинциальной неполноценности?
Когда мы только начинали восемь лет назад, я переживал, что у нас детские финансовые показатели, но у меня никогда не было сомнений в качестве нашей работы. Я точно знал, что рано или поздно это качество превратится в деньги. Мое мироощущение отличается от других руководителей студий. Например, если кто-то из них попадает на 75-ю строчку в рейтинге Tagline, они дико радуются результату. Когда мы в первый раз попали в ТОП 50, я сказал, что это чушь, а не рейтинг, потому что мы должны быть только первыми. Сейчас мы на втором месте и я стал спокойнее к этому относиться.
Вам вообще важно быть первым?
Да, и, наверное, поэтому я занимаюсь предпринимательской деятельностью. Она предполагает, что ты постоянно ставишь себе планку, потом достигаешь ее и ищешь что-то другое. Это касается не только работы. Например, я увлекаюсь лыжами. Когда я только начинал, мне было страшно, потом подучился и начал выбирать все более крутые склоны, перешел на красные и черные трассы, в какой-то момент привык и к ним и занялся фрирайдом. А там жесть! В первый раз я чуть не убился, зато адреналин зашкаливает.
Благодаря чему у вас сформировался предпринимательский характер?
Думаю, он формировался вопреки. Мама меня постоянно отговаривала от всего, что я делал. В восемь лет я мыл машины за деньги. Тогда еще не было автомоек, а были так называемые «гаражи», куда мужики приезжали чинить машины, и заодно можно было их помыть. Через пару лет я начал заниматься медью и цветными металлами. Мы жили в Новочеркасске. Там есть Завод постоянных магнитов, где всегда валялись разные железки, двигатели. Я мог разобрать что угодно, чтобы достать медную обмотку.
В старших классах я понял, что медь – пройденный этап, и надо заняться чем-то более серьезным. В Новочеркасске была импровизированная биржа труда, куда приходили студенты и алкаши, чтобы получить работу, например, выкопать яму или разрушить сарай. Однажды за очень небольшие деньги я тринадцать часов носил песок ведрами, а в другой раз отчищал от битума трубы лопатой.
Все время мама говорила мне «Не разгружай песок, угробишь здоровье. Не собирай медь зимой, умрешь где-нибудь от холода». Когда на втором курсе я занялся анимацией, начал делать баннеры и неплохо на этом зарабатывать, родители продолжали говорить, что это несерьезно. В какой-то момент я понял: нужно перестать слушать родителей. Мир быстро меняется, а они этого не понимают, хотя, наверное, желают добра.
Какую цель вы ставите перед собой сейчас?
Я хочу выйти на доход миллиард рублей в год. Сейчас топовые игроки диджитал рынка зарабатывают в среднем около трехсот миллионов. Думаю, этих результатов можно будет добиться через три года. Мне будет тридцать пять лет, это нормальная дата.
Вообще, конечно, было бы круто, чтобы бизнес стоил миллиард долларов. В силиконовой долине такие компании называют «единорогами». Но пока я не понимаю, как это сделать.
Есть предприниматели, чей опыт вам особенно интересен?
Мне нравится, как развивался Олег Тиньков. Не помню с чего именно он начинал, но первый его более или менее заметный бизнес – это пельмени «Дарья», потом пиво, потом пивные рестораны, а теперь диджитал-банк. И все проекты у него очень успешные, хотя непонятно, что происходит с ними после продажи.
Сейчас все получают дополнительные образования. А вы где-нибудь учитесь?
Я читаю книги. Часто бывает так, что я не знаю, как что-то сделать, а потом читаю об этом, и это оказывается так элементарно! Становится обидно от того, что не додумался до этого сам. Наверное, если бы я окончил Гарвард, а не Новочеркасский политехнический, было бы получше. Иногда я думаю, что можно получить MBA, но пока отношусь к этому скептически. Теоретически это может дать полезные знакомства и связи, но я к ним спокойно отношусь. Многие думают, что невозможно начать что-то делать без связей, и начинают ходить везде, знакомиться. Я считаю, что это бред. В последнее время, когда я прилетаю в Москву на специализированные мероприятия, все сами подходят знакомиться ко мне. Вот это круто!

По итогам 2017 года «Студия Олега Чулакова» занимает второе место в рейтинге диджитал дизайн и восьмое в рейтинге диджитал продакшн в стране. В портфолио студии контракты с Tele2, «МегаФон», Финансовая группа БКС, IKEA, Mazda и другими крупными компаниями. Своим предпринимательским опытом Олег щедро делиться в Telegram-канале, у которого на сегодняшний день четыре с половиной тысячи подписчиков.